Сайт города Гагарин Регистрация | Вход

Гагарин видео Гагарин вконтакте

Мы в соц. сетях

Главная » Статьи » История Гжатска

История гжатской семьи Яковлевых-Спиридоновых
История семьи крестьян-предпринимателей Яковлевых. Происходящих из деревни Мехи (просуществовавшей до середины 50-х годов ХХ века недалеко от юго-западной окраины Гжатска) Колокольнинской волости и Спиридоновых (деревни Клушино и Сокорово Воробьевской волости) была типичной для крестьянских семей Гжатского уезда на рубеже XIX-XX веков. Будучи предприимчивым человеком, молодой крестьянин Александр Яковлевич Яковлев (1868 – 1918 гг..), познакомившись на казанской ярмарке в Гжатске, взял в жены крестьянку Спиридонову Ксению Федоровну (1870 – 1945 гг..) и, начав самостоятельную жизнь, занялся довольно типичным для своего города делом: организовал небольшой трактир и постоялый двор при нем. Его дела шли уверенно, и это дало ему возможность вскоре приобрести участок земли и, в дальнейшем построить собственный двухэтажный (первый этаж каменный, второй деревянный) дом по адресу: 1-ая Калужская улица, дом 1 (не сохранился).



     Яковлевых вполне можно было отнести к числу «капиталистых» крестьян (так называли в российскй империи со второй половины XVIII века предпринимателей, появившихся в результате расслоения крепостного крестьянства, имеющих крупные капиталы (от 50 до 120 тысяч рублей). Особенно этот процесс ускорился после манифеста Екатерины II от 17 марта 1775 года «О свободном заведении промышленных предприятий». Эти представители крестьянства своей предприимчивостью и деловой хваткой уверенно занимали свою нишу в масштабе своих губерний уездных городов. В деле Александра Яковлевича было задействовано около 30 наемных рабочих, занимавшихся обслуживанием трактира, кинотеатра и постоялого двора, имевших общее названия «Аврора».
     При этом семья Яковлевых оставалась патриархальной, верной принципам домостроя, жене было предоставлено право заниматься исключительно детьми. Сам Александр Яковлевич о делах со своими домочадцами говорил мало, предпочитая в свободное время заниматься воспитанием детей, которых безмерно любил. После свадьбы, состоявшейся в 1886 году в Гжатске, в их семье в течение 13 лет не было детей. И только в 1899 году родилась первая дочь Вера (1899-1979 гг..), в 1901 году появилась Мария (190-1972гг..), в 1903 году – Елизавета (1903-1980 гг..), а в 1905 году – и долгожданный наследник Николай (1905-1910гг..). В июле 1908 года Александр Яковлевич получил в храме в честь Богоявления Господня (ныне Церковь Казанской иконы Божией Матери на Красной площади) официальные свидетельства о крещении всех своих детей и оказал денежную помощь на нужды храма.



     Любимец семьи Николай, к сожалению. Прошил всего 4 с половиной года. Катаясь на санках с берега Гжати, он по недосмотру няни–воспитательницы провалился в полынью. Няня никому об этом происшествии не сказала, и сама пыталась согреть его народными средствами (натираниями и отварами). В результате Николай получил воспаление легких и в феврале 1910 года умер. Кстати говоря, в семье бытовала старая деревенская традиция выставлять в ночь на Рождество во дворе деревянные поленья по порядку и числу родившихся детей, а также всех членов семьи. Если на утро все поленья оставались стоять, то наступающий год должен был быть счастливым и удачным для всех. Но утром на Рождество 1910 года Александр Яковлевич. Встревоженный и озадаченный, вернулся с улицы домой и сказал жене, что, видимо, неудачно поставил полено Николая, и оно упало. Примета сбылась, семья потеряла наследника по мужской линии. Больше детей у них не было. Николай был похоронен на кладбище у храма в честь Вознесения Господня (за железнодорожным вокзалом), его могила не сохранилась.
     Все дочери Александра Яковлевича поступили учиться в Александровскую женскую гимназию Гжатска, но не успели ее окончить из-за большевистского переворота 1917 года. Учились все с удовольствием, по настоянию отца старшая дочь дополнительно занималась игрой на фортепьяно. В семье часто бывала их классная дама Софья Николаевна. На летние каникулы детей вывозили к родственникам (родной сестре матери) в деревню под Вязьму.
     Дом семьи по внутреннему убранству относился к категории средних, но преуспевающих мещан, мебель была деревянной, удобной и для того периода модной. До недавнего времени и прихода в негодность в семье  хранились венские и драпированные стулья, сохранился письменный прибор из мрамора, ящик для денег и несколько золотых украшений, включая нательный крест, а также ручная швейная машина немецкой фирмы «Зингер».



     В доме часто бывали гости: семья купца Емельяна Лукича Курбасткого, также имевшего свое дело в Гжатске, брат Ксении Федоровны – Степан Федорович Спиридонов с семьей, занимавшийся торговым предпринимательством в Гельсингфорсе (Хельсинки), а также местный пристав с супругой и дочерью.
Особое, трепетное отношение у Александра Яковлевича было к фотографии. Он, по отзывам дочерей, хотел, чтобы все семейные события были зафиксированы на память. К настоящему времени сохранилось 26 фотографий, все копии которых находятся в Краеведческом музее с запиской об истории семьи и пояснительными надписями ко всем фотографиям, а также копия свидетельства о крещении средней дочери Марии.



     После октябрьского переворота, в начале 1918 года известный разбойник (к сожалению, не сохранилась в памяти его фамилия, но который был хорошо известен в округе), прикрываясь «мандатом доверия народа», ворвался в дом с подельниками, занялся грабежом и, встретив сопротивление Александра Яковлевича, с помощью подручных выволок его из дома. В течение нескольких дней Ксения Федоровна ничего не знала о судьбе мужа, а потом случайно увидела повозку, проезжавшую под окнами своего дома, где находились тела замученных жителей Гжатска, среди которых она безошибочно узнала Александра Яковлевича. Все злодейски убитые были похоронены в братской могиле в овраге за кладбищем храма в честь Вознесения Господня, могила не сохранилась.



     Через несколько дней по совету знакомых Ксения Фелоровна, собрав наспех пожитки, бросив дом, трактир, кинотеатр и все нажитое, вместе с тремя дочерьми навсегда покинула Гжатск и выехала к своим родственникам в поселок Голицыно Звенигородского уезда (ныне город Одинцовского района Московской области). Родственники временно приютили беженцев, а потом Ксения Федоровна проживала у своих дочерей, воспитывая внуков. Она тихо скончалась в ночь на 18 марта 11945 года и была похоронена на Маловяземском кладбище.
     В газете «Известия Гжатского совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов» № 16 от 26 февраля 1919 года был опубликован список по распределению муниципальных домов, где был указан дом № 41 (первой категории), бывшим хозяином которого являлся Яковлев.
     Старшая дочь Вера всю жизнь прожила в Голицыно , у нее родились торе детей, двое из которых и сейчас по-прежнему живут в ее доме. Средняя сестра Мария и младшая – Елизавета всю трудовую жизнь проработали в Аэрофлоте и на железной дороге, а их дети, в свою очередь, также работали в гражданской авиации. Мария проживала в Москве и похоронена на Химкинском кладбище, а Елизавета – в Голицыно и похоронена на Покровском кладбище.


Материал предоставлен Щагининым Александром Николаевичем, прямым потомком семьи Яковлевых-Спиридоновых
Категория: История Гжатска | Добавил: HungryDuck (13.01.2010)
Просмотров: 3282 | Рейтинг: 5.0/7
Всего комментариев: 0

Добавить комментарий

Подписка:1
Код *: